Новинки истории на Ozonе
Кто мы такие Проекты Т.С.С.И. Форум студентов Истфака МГУ Пишите письма! Поиск по сайту Главный вход Студенты Истфака МГУ

проекты / навигатор / канторович. ранний железный век. лекция 1

Ранний железный век в Западной и Средней Европе (начало)

Ранний железный век как культурно-технологическая эпоха в истории человечества
(общая характеристика)

Понятия «железный век» и «ранний железный век». Основные стадии освоения железа.

Эпоха железа, или железный век (далее — ЖВ) — третья из технологических макроэпох в истории человечества (вслед за каменным веком и эпохой энеолита и бронзы). Термином «ранний железный век» (РЖВ) принято обозначать первый период эпохи железа.

Первым ученым, научно обосновавшим систему трех веков, или трех эпох (камня-бронзы-железа) был датский археолог Кристиан Юргенсен Томсен, выпустивший в 1836 г. книгу под названием «Путеводитель по северным древностям».

Но, как известно, употребление термина «железный век» имеет долгую предысторию, как и вся схема деления исторического процесса на макроэпохи по названиям преобладающих сырьевых материалов. Давно замечено, что это деление в мировых мифологиях изначально имело не только непосредственную технологическую основу, но и философско-этический оттенок, связанный в первую очередь с древней парадигмой «золотого века» как века абсолютной гармонии, начальной точки в человеческой истории. Впервые стройная концепция эволюции человечества и периодизации его истории, основанная на сопряжении культурно-технологических философско-этических факторов, была сформулирована Гесиодом, причем этико-эсхатологический аспект здесь явно доминирует Знаменитый греческий поэт, творивший в VIII в. до н.э., предложил в своей поэме «Труды и дни» следующую периодизацию истории золотой — серебряный  — медный века, затем век героев как продолжение медного и, наконец, современный поэту железный век в котором людям нет «передышки ни ночью, ни днем от труда и с горя».

Эту традицию развил Овидий в I в. до н.э. в «Метаморфозах» Его схема такова: золотой — серебряный — медный — железный век причем эпоха железа — это «век наклонностей худших». Не случайно за железным веком у Овидия следуют: гигантомахия, затем вырождение людей, всемирный потоп, уничтожающий человечество и, наконец, возрождение человечества Девкалионом и Пиррой.

Как видим, в отношении к оценке эпохи железа особенно сильна была взаимосвязь культурно-технологического аспекта с философско-этическим, в частности, эсхатологическим. Это вполне закономерно, ибо первичные концепции исторической периодизации окончательно оформились и запечатлелись в письменных источниках именно в начале реального железного века. Следовательно, для первых авторов, создававших периодизацию истории, технологические эпохи, предшествующие ЖВ (будь то мифические, как век золота и век героев, или реальные, как век меди) были давним или недавним прошлым, тогда как сам ЖВ — современностью, недостатки которой всегда видны яснее и более ощутимы. Поэтому начавшаяся эпоха железа воспринималась как некий кризисный рубеж в человеческой истории. Отсюда тот эсхатологический трагизм, который сопутствовал термину «железный век», причем эта древняя традиция нашла продолжение и в новейшей литературе. Кроме того, железо, победившее бронзу прежде всего в оружейном деле, неизбежно стало для свидетелей этого процесса символом насилия.

Очевидно, первым, кто осуществил периодизацию истории, основываясь прежде всего на технологических критериях (хотя и с учетом критикуемой им мифологической традиции), был знаменитый римский поэт Тит Лукреций Кар. В I в. до н.э. в поэме «О природе вещей» он предложил близкую к реальности схему культурно-технологической эволюции человечества от каменного века к медному и, наконец, к железному веку. Именно эта идея в конечном счете нашла логическое завершение в работах К. Ю. Томсена и его ученика Йенса Якоба Ворсо. Однако сразу же вслед за этим возникла проблема хронологических рамок эпохи железа и ее внутреннего деления, о чем ученые долго дискутировали. Шведский археолог Оскар Монтелиус поставил окончательную точку в этом споре, указав, что, во-первых, не может быть единой начальной даты для эпохи железа на всей территории ойкумены, во-вторых, начало железного века для каждого региона должно отсчитываться с момента преобладания железа в производстве оружия и орудий труда.

Действительно, наступлению ЖВ предшествует длительный подготовительный период в освоении железа, относящийся еще к предшествующим эпохам, главным образом к эпохе бронзы. В рамках этого подготовительного периода можно выделить три важнейших вехи, или стадии, обусловившие наступление железного века.

1-я стадия — это освоение метеоритного железа и выработка из него первых железных изделий до открытия рудного железа и сыродутного процесса.

Теоретически можно было использовать и теллурическое, т.е. земное самородное железо (его появление, преимущественно в базальтовых скалах, объясняется взаимодействием оксидов железа с органическими минералами). Но практически использование теллурического железа невозможно, ибо оно встречается крайне редко, причем в мельчайших зернах. Метеоритного железа значительно больше. Метеоритную природу тех или иных железных изделий металловеды определяют по повышенному содержанию никеля: если никеля более 4%, то сырье считают метеоритным, ибо в метеоритном железе в среднем содержится от 5 до 10% никеля, тогда как в рудном — не более 0,2%.

В связи с высоким содержанием никеля метеоритное сырье обрабатывалось преимущественно холодной ковкой — по аналогии камнем, и из него делали в основном единичные украшения. Однако последние годы в науке появилось вполне обоснованное мнение, что некоторые изделия из метеоритного железа были получены результате применения горячей ковки.

По последним данным, наиболее ранние железные изделия появились на Ближнем Востоке и датируются еще V тыс. до н.э. Это предметы из одного из погребений культуры Самарра в Северном Ираке: 14 небольших изделий типа бусинок или сферических шариков с семипроцентным содержанием никеля — вещи, несомненно сделанные из метеоритного железа, а также какой-то четырехсторонний инструмент, который, по мнению исследователей, был сделан из рудного железа (это, конечно, исключительный случай). Существенно больше изделий относится к периоду раннего бронзового века. Изделия из метеоритного железа, датируемые к. IV — н. III тыс. до н.э., происходят из Египта (в частности, бусы из Герца — поселения додинастического периода — и из Медумы — могильника того же периода), а также из Месопотамии, где в ряду наиболее ранних вещей надо указать кинжал с клинком из метеоритного железа, с рукоятью, окованной золотом; он происходит из царского могильника Ура (из гробницы Мескаламдуга, датируемой сер. III тыс. до н.э.). Весьма ранние железные вещи происходят и из Малой Азии: это метеоритная булава или навершие из Трои периода 2600–2400 гг, а также вещи из погребений могильника Аладжа-Гююк периода 2400–2100 гг. до н.э. (в их числе железный кинжал с окованной золотом рукоятью, лезвие которого, ранее считавшееся метеоритным, не так давно было подвергнуто металлографическому анализу, показавшее у крайне низкое содержание никеля, что говорит в пользу его рудной природы; метеоритные булавки с золотой головкой, подвеска и несколько фрагментов изделий). В  ряду наиболее ярких ранних вещей из метеоритного железа находятся и известные вещи из гробницы Тутанхамона, датируемой около 1375  г. до н.э.: кинжал с железным клинком и золотой рукоятью, железная вставка в золотой браслет («око Гора») и вставленные в  деревянную основу тонкие магико-хирургические железные инструменты.

2-ая, важнейшая стадия процесса в освоении железа — это открытие и совершенствование сыродутного процесса, позволявшего восстанавливать железо из руд. Этот процесс осуществлялся в специальных печах, куда загружались железная руда (гематит или магнетит) и древесный уголь, разжигавшийся при подаче воздуха, имеющего атмосферную температуру (отсюда название «сыродутный»). Первоначально сыродутный процесс осуществлялся в ямах, обложенных огнеупорной глиной или в каменном очаге, затем стали строить шахтные печи из камня или кирпича, с использованием глины или земли. Сыродутные печи могли работать на естественной яге (в особенности если они сооружались как небольшие пещеры в клонах холмов), но с развитием металлургии все чаще применялось накачивание воздуха мехами через керамические сопла. В открытые ямы этот воздух поступал сверху, в печи — через отверстие, оставленное в нижней части конструкции.

Сначала разжигали уголь, насыпанный на дно горна или печи, затем сверху загружали попеременно слои руды и того же угля. В результате горения угля выделялся газ — окись углерода, которая, проходя через толщу руды, восстанавливала окислы железа. Сыродутный процесс не обеспечивал достижения t плавления железа (1537 градусов по Цельсию), а максимально доходил до 1200 градусов (это была своего рода «варка» железа).

Восстановленное железо концентрировалось в тестообразном виде на самом дне печи, образуя так называемую горновую крицу — железную губчатую массу с включениями несгоревшего древесного угля и с многочисленными примесями шлака (при этом в более совершенных вариантах сыродутных печей жидкий шлак выпускали из горна по желобу). Из крицы, которую в раскаленном виде извлекали из печи, можно было изготавливать изделия только после предварительного деления этой шлаковой примеси и устранения губчатости.

Поэтому непосредственным продолжением сыродутного процесса были холодная и, главное, горячая ковка, состоявшая в периодическом прокаливании кричной массы и ее проковывании. В результате создавались крицы-заготовки.

Исследователи полагают, что открытие сыродутного процесса произошло в результате того, что при выплавке меди или свинца из руд в плавильную печь, помимо медной руды и древесного угля загружались (в качестве флюсов) железосодержащие породы, в первую очередь гематит. В связи с этим уже при медеплавильном процессе могли получаться первые крицы, и не исключено, что медеплавильные печи могли иногда приобретать и вторую функцию — сыродутную.

Наиболее ранние случаи использования сыродутного процесса связаны с территорией Передней Азии, в особенности Малой Азии. При этом производство изделий из метеоритного железа продолжалось.

Открытие сыродутного процесса — важнейший шаг в освоении железа, ибо его руда, в отличие от медной и оловянной, встречается повсюду, но получить железо из руд значительно сложнее, чем медь. Сыродутный процесс постоянно совершенствовался: увеличивались объемы печей, интенсифицировалось дутье и т.д. Но железные вещи еще долго уступали бронзовым в твердости, поскольку кричное железо почти не содержало углерода, и поэтому предметы из него были слишком мягкими. Даже после очистки от шлака кричное железо лишь немногим тверже чистой меди, а чтобы сделать его тверже бронзы, требовалась многочасовая ковка, и поэтому оно использовалось в основном для украшений и отдельных орудий труда, пока не был достигнут прогресс в обработке кричного железа.

Прогресс же этот состоял в появлении технологии цементации — т.е. намеренного науглероживания кричного железа, а также навыков закалки и термического отпуска. Открытие этих технологий можно считать 3-ей стадией процесса освоения железа, после которой непосредственно начинается ЖВ. Первоначально была освоена цементация, которая на первых порах достигалась прокаливанием железного изделия или заготовки в костном угле; затем стали использовать другие органические вещества, содержащие углерод. Так появились первые, весьма примитивные стали. При этом глубина науглероживания была прямо пропорциональна высоте температуры и длительности нагревания железа. Науглероженное железо было тверже бронзы, что затем усиливалось холодной копкой.

Вслед за этим был открыт эффект закаливания, состоящий в охлаждении раскаленной вещи из науглероженного железа в воде, в снегу или в  какой-либо другой жидкости, в результате чего резко возрастает твердость вещи. Даже если не использовать жидкость, а просто оставить такую вещь на открытом воздухе, может образоваться низкоуглеродистая сталь перлитной структуры, причем чем холоднее воздух, тем она тверже.

Скорее всего, как и науглероживание, процесс закалки был открыт случайно, и его физическая сущность, естественно, оставалась загадкой для кузнецов, и поэтому мы часто сталкиваемся в письменных источниках с весьма фантастическими объяснениями причин усиления твердости железных изделий при закаливании. Например, летопись IX в. до н.э. из храма Балгала в Малой Азии предписывает следующий способ закалки: «Надо нагревать кинжал, пока он не засветится, как восходящее в пустыне солнце, затем охладить его до цвета царского пурпура, погружая в тело мускулистого раба… Сила раба, переходя в кинжал… придает металлу твердость». К столь же древнему времени относится знаменитый фрагмент из «Одиссеи», созданной, вероятно, в VIII в. до н.э.: здесь выжигание глаза циклопу раскаленным оливковым колом сравнивается с погружением нагретого стального топора или тесла в холодную воду, причем Гомер не случайно обозначает последнее действие как «лечение топора» — очевидно механизм этого явления был для греков того времени столь же загадочен, и, возможно, магичен, как и врачебные действия.

Освоение операции термического отпуска позволило снизить хрупкость изделия недостаток, присущий закаленной стали. Отпуск состоял в  нагрева ми изделия до I не выше 727 град. т.е. уровня трансформации структуры.

В целом освещение операций цементации, закалки и отпуска — это длительный и очень сложный процесс (местами он шел до тысячи лет). Большинство исследователей полагают, что районом, где раньше всего произошло открытие этих операций (как и самого сыродутного процесса) и где их совершенствование шло быстрее всего, была Малая Азия, и  прежде всего район проживания хеттов и связанных с ними племен — в первую очередь горы Антитавра, где уже в середине II тыс. до н.э. начали делать качественные стальные изделия.

Именно совершенствование технологии обработки кричного железа решило проблему конкуренции между железом и бронзой. Это означало действительное наступление эпохи железа, начало которой в истории человечества определяется использованием рудного железа для производства основных форм орудий труда и оружия и широким распространением железной металлургии и кузнечного дела.

Смена бронзового века железным: хронология и география процесса. Основные последствия освоения железа.

Естественно, что в разных регионах начало эпохи железа был разновременным, причем датировки этого события могут быть лишь приблизительными.

Передовым регионом в освоении железа, где ЖВ начался уже в последней четверти II тыс. до н.э., была, как уже сказано, Малая Азия (район Хеттского царства), а также тесно связанное с ней Восточное Средиземноморье.

Не случайно именно от хеттов и их соседей до нас дошли первые неоспоримые письменные свидетельства о выработке и использовании кричного железа и стали. Из переведенных хеттами хаттских текстов следует, что уже хатты хорошо знали этот металл (для них железо имело скорее символическую, нежели бытовую ценность). В переписке хеттов, Митанни и египтян («Амарнский архив» в Египте  — архив фараонов 18-й династии, относящийся к середине II тыс. до н.э.) встречается наиболее раннее из известных ныне письменных упоминаний о кричном железе, датируемое XV в. до н.э.; хеттские таблички к.  XIV — н. XIII в. до н.э. содержат сообщение хеттского царя фараону Рамзесу II об отправке ему корабля, нагруженного «чистым железом».

В хеттско-ассирийской переписке XIII в. до н.э. фигурирует «хорошее железо», т.е. сталь; интересно, что именно ХIII в. датируется самое раннее из найденных хеттских стальных изделий — топор из Хаттусы.

Под влиянием Малой Азии и Восточного Средиземноморья в конце II  — начале I тыс. до н.э. ЖВ наступает в Месопотамии и Иране.

Из Ирана черная металлургия распространяется в Индию, где эпоха железа отсчитывается с начала I тыс. до н.э. Имеется достаточное количество письменных свидетельств об освоении железа в Индии (как собственно индийских, начиная с Ригведы, так и более поздних неиндийских, в частности древнегреческих).

Под влиянием Ирана и Индии эпоха железа наступает в Средней Азии в VIII в. до н.э. Севернее, в степях Азии ЖВ начинается не ранее VI-V вв. до н.э.

В Китае эпох I железа начинается не ранее середины I тыс. до н.э. (из-за высочайшего уровня бронзолитейного производства, которое не требовало замены). Но письменные источники («Шицзин» VIII в. до н.э., комментарии к Конфуцию VI в. до н.э.) фиксируют гораздо более раннее знакомство китайцев с железом. И все же раскопки в Китае выявили, что к VI-V вв. до н.э. относятся лишь немногие сравнительно простые железные предметы, тогда как в IV-III вв. до н.э. резко возросли количество, ассортимент и ареал железных изделий. Основным способом выработки предметов из железа была, очевидно, отливка, т.е. в Китае, несмотря на относительно позднее наступление эпохе железа, быстро достигают высоких технологий и начинают вырабатывать чугун и лить чугунные вещи.

Из Китая черная металлургия постепенно продвигается в Индокитай и Индонезию, где ЖВ начинается с рубежа эр. В Корее ЖВ наступает в конце I тыс. до н.э., а в Японии — в III-II вв. до н.э.

Обращаясь к Европе, отметим, что через греческие города Малой Азии железоделательные навыки распространяются в конце II тыс. до н.э. не Эгейские о-ва и в европейскую Грецию, где эпоха железа наступает ок. X в. до н.э. Начиная с этого времени в Греции умерших хоронят, как правило, с железными мечами. Ярко отражено освоение железа и  в древнегреческих текстах, в особенности в «Илиаде» и  «Одиссее».

На остальной территории Европы вне греческой цивилизации ЖВ наступает позже: в VIII-VII вв. до н.э. в Западной и Средней Европе, а также в степях Восточной Европы и на Северном Кавказе; в VII-VI вв. до н.э. — в Юго-Западной Европе; в V-IV вв. до н.э. — в Британии; на рубеже эр — в Северной Европе.

В Африке ЖВ ранее всего устанавливается в районе средиземноморского побережья (в VI в. до н.э.), и прежде всего в Египте — в эпоху фараонов 26-й династии (653–525 гг.); впрочем, существует мнение, что эпоха железа в Египте началась еще в IX в. до н.э. В VI в. до н.э. железный век начинается в Нубии и Судане, а также в одном из регионов Центральной Африки (зона так называемой (культуры Нок).

Наконец, лишь в середине II тыс. н.э., с приходом европейцев ЖВ наступил в Америке, Австралии и на островах Тихого океана.

Таковы датировки начала ЖВ и соответственно начала его первой стадии — РЖВ. Финальный рубеж РЖВ и начало позднего железного века связываются обычно с крушением античной цивилизации и наступлением средневековья (хотя существуют и другие версии на этот счет). Кроме общецивилизационного аспекта, при таком подходе учитывают и чисто технологические показатели, ведь именно в средневековье черная металлургия поднимается на качественно новую ступень: железо начинают действительно плавить, а не варить, как ранее, причем используют для этого каменный, а не древесный уголь и нагретый, а не холодный воздух (впрочем, это произошло только в начале II тыс. н.э; исключением в этом отношении, как уже сказано, являлся Китай).

Относительно же финала всей эпохи железа есть разные мнения, но принципе можно считать, что ЖВ продолжается до промышленного переворота или даже до настоящего времени, ибо и ныне железо и его дериваты (сталь, чугун) являются основным конструкционным материалом.

Наступление ЖВ вызвало ряд глобальных перемен в мировой историко-культурной ситуации. Совершенствуется земледелие, ибо использование железных орудий позволяет улучшать обработку земли, расчищать большие лесные территории под посевы, развивать оросительную систему. Развивается оружейное дело, улучшается обработка дерева, камня; облегчается добыча медной руды. Все это, в свою очередь, ведет к развитию военной техники, транспорта и строительства. Расширяются торговые связи, возникает монетное дело. Происходят серьезные социальные сдвиги в доклассовых обществах, вследствие чего возникают новые раннеклассовые общества с четко прослеживаемой государственностью.

Бронзолитейные центры утрачивают монополию на производство металла, и многие ранее отсталые территории, бедные медными рудами, используя железо, руды которого встречаются гораздо шире, догоняют по своему технологическому и социально-экономическому уровню традиционные очаги цивилизации. Соответственно несколько меняется районирование ойкумены. Вместо культурообразующей для энеолита — бронзового века дифференциации по металлургическим зонам (провинциям), имеющим центр и периферию, более важным становится деление ойкумены на такие культурно-исторические области и общности, в формировании которых решающую роль играют этнополитические и хозяйственно-культурные факторы. В рамках названных объединений народы имеют близкие черты хозяйства, быта, материальной культуры и группируются вокруг определенного доминирующего этноса (или несколько близкоязычных этносов).

Основная рекомендуемая литература

Авдусин Д. А. Основы археологии. Учебник. М., 1989.

Археология Зарубежной Азии. М., 1978.

Граков Б. Н. Ранний железный век (культуры Западной и Юго-Восточной Европы). М., 1977.

Монгайт А. Л. Археология Западной Европы. Т. II. Бронзовый и железный века. М., 1974.

 

:: В двух словах

Канторович Анатолий Робертович.

Ранний железный век.

Лекции на I курсе.


Увидели ошибку?
Выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Ошибка будет наискорейшим образом исправлена!

 
Искать на Озоне






[ Главный вход | Кто мы такие | Проекты | Форум | Карта сайта | Поиск по сайту | Пишите письма ]
  © 2002-2017 Творческий Союз Студентов-Историков МГУ им. М. В. Ломоносова. Организатор сайта А. Бакушин.
     Друзья, пожалуйста, поддержите сетевое сообщество tssi.ru!
Rambler's Top100